Текстовая реклама:





Компания Ростра. Пиломатериалы и массивная доска для пола от производителя.У нас хорошая стоимость вагонки в Москве и другие материалы из лиственницы.Типография ACPrint.ru предлагает: изготовление календарей и другие услуги по офсетной печати.


Музей

1. Литературно-мемориальный музей Ф.М.Достоевского

Жизнь Федора Михайловича Достоевского была тесно связана с Петербургом. Начиная с 1837 г., он стал петербуржцем, сменил в течение многих лет около 20 адресов. Улицы и дома Петербурга изображены в произведениях писателя.

Однако среди многих петербургских адресов Достоевского особое место занимает дом на углу Кузнечного пер. и ул. Достоевского, неподалеку от старинной церкви Иконы Владимирской Божией Матери. Здесь писатель поселился с семьей в октябре 1878 г. и прожил до дня своей смерти — 28 января 1881 г. Здесь был написан его последний роман “Братья Карамазовы”, “Пушкинская речь”. В этом доме Достоевского посещали многие его современники.
Простой, вполне обычный петербургский дом, не отличающийся архитектурными достоинствами, стал одной из наиболее привлекательных достопримечательностей Петербурга, благодаря тому, что здесь жил и умер Достоевский.
Еще в дореволюционной русской печати появлялись заметки, в которых говорилось о необходимости отметить этот дом памятной доской и открыть здесь музей, посвященный жизни и творчеству великого писателя. Однако эта инициатива не была реализована, а в послереволюционные годы это стало практически невозможно. В 1917 г. вдова писателя Анна Григорьевна Достоевская покинула Петербург, поселилась в своем имении на берегу Черного моря. В 1918 г. она умерла в полном одиночестве, вдали от своих детей и внуков. Все предметы, находившиеся некогда в доме, где жил Достоевский, были сданы ею при отъезде из Петербурга на один из складов на хранение и впоследствии пропали, а материалы драгоценного архива, за некоторыми исключениями, попали в государственные архивы.
Затем наступили годы, неблагоприятные для памяти Достоевского. Трагический художественный мир писателя, его общественные и религиозные убеждения были несовместимы с официальной советской идеологией. В эти годы трудно было представить, что возможно создание музея в доме, где он жил. Однако и тогда известные писатели и ученые напоминали в печати о том, какое значение имеет Достоевский в истории русской культуры, и говорили о необходимости создания музея в городе, где прошли многие годы его жизни.
В 1971 г. во всем мире отмечалось 150-летие со дня рождения великого писателя. К этой дате решено было открыть Литературно-мемориальный музей Ф.М.Достоевского в Ленинграде, в доме на Кузнечном переулке. По архивным планам дома и по воспоминаниям современников писателя была восстановлена квартира. По фотографии, сделанной после смерти писателя, был реконструирован его кабинет. Рядом с мемориальной квартирой была открыта большая литературная экспозиция, посвященная жизни и творчеству Достоевского.
Большой вклад в дело создания Музея внес внук писателя Андрей Федорович Достоевский (1908 -1968), собравший ценную коллекцию, посвященную памяти его знаменитого деда, — впоследствии она стала основой музея. Семейные pеликвии передала в Музей внучатая племянница Достоевского Мария Владимировна Савостьянова — наиболее ценные материалы этого собрания также находятся в экспозиции.
Среди создателей Музея необходимо назвать его первого директора — Бориса Варфоломеевича Федоренко и проф. Нину Перлину (в настоящее время преподает в университете штата Индиана, США).
Открытие музея Достоевского стало большим событием в жизни Ленинграда. С тех пор этот дом постоянно посещают поклонники творчества писателя из всех стран мира. За годы существования Музея его собрание многократно увеличилось. В настоящее время он располагает большой коллекцией графики, прикладного искусства, значительным фондом фотографий; библиотека насчитывает около 24000 томов, имеется коллекция театральных афиш, программ — по инсценировкам произведений писателя, собран небольшой рукописный фонд. Эта коллекция постоянно пополняется — во многом благодаря дарам посетителей, друзей Музея, ученых — исследователей творчества писателя.
Музей располагает кинозалом, где можно посмотреть фильмы и спектакли по его произведениям, побывать на литературных вечерах. Каждый год, в ноябре, когда отмечается день рождения писателя, в Музее проходят международные научные конференции на тему “Достоевский и мировая культура”. В выставочных залах постоянно проходят выставки современных художников. Сегодня Музей стал неотъемлемой частью культурной жизни С.-Петербурга.

2. Дом-музей Федора Михайловича Достоевского в Старой Руссе

Экспозиция музея, рассказывающая о жизни Ф. М. Достоевского и его семьи в Старой Руссе, открыта в доме писателя, приобретенном им в 70-х годах прошлого века. Здесь были написаны главы романов "Подросток", "Бесы", "Братья Карамазовы".
Интерьеры дома, мебель, картины, книги и многочисленные фотографии позволяют прочувствовать атмосферу, в которой жил и творил всемирно известный романист. Несколько мемориальных вещей — цилиндр, перчатки, аптечный пузырек с рецептом вызывают чувство грусти, и сожаления так мало осталось материальных свидетельств жизни великого человека. Экспозиция не ограничивается только домом. Двор с банькой, живописная набережная реки Перерытицы, сохранившиеся дореволюционные постройки, описанные в романе "Братья Карамазовы" — дом Грушеньки, церковь св. Георгия,– делают весь прилегающий к мемориальному комплексу уголок города своеобразной сценической площадкой, на которой разыгрывались основные события произведений Достоевского.
Интерьер дома-музея Ф.М.Достоевского В настоящее время заканчивается реставрация дома Беклимишевского, в котором намечается создать уникальную экспозицию, посвященную незавершенному роману писателя "Братья Карамазовы".
Ежегодно Дом-музей проводит Старорусские чтения "Достоевский и современность", на которые приезжают ученые из России, стран СНГ, Японии, Франции, Канады.
В фондах музея собрана прекрасная коллекция изданий произведений Ф.М. Достоевского на разных языках, живописные, графические и скульптурные работы, посвященные писателю и его героям, предметы, типичные для конца XIX – начала XX века.

3. Музей-усадьба в селе Даровое


«Это маленькое и незамечательное место оставило во мне самое глубокое и сильное впечатление на всю потом жизнь» Ф.Достоевский

В 1831 году отец Достоевского на имя своей жены, Марии Федоровны Достоевской, купил усадьбу Даровое в Тульской губернии. Усадьба состояла из 260 десятин земли, куда входили сенные покосы, пахотная земля, лес, липовая роща, сад и сельцо, состоящее из 20 дворов, из которых 11 принадлежало Достоевским. «Местность в нашей деревне была очень приятная и живописная. Маленький плетневый, связанный глиною на манер южных построек, флигелек для нашего приезда состоял из трех небольших комнаток и был расположен в липовой роще, довольно большой и тенистой. Роща эта через небольшое поле примыкала к березовому леску, очень густому и с довольно мрачною и дикою местностью, изрытою оврагами. Лесок этот назывался Брыково. <...> Лесок Брыково с самого начала очень полюбился брату Феде, так что впоследствии в семействе нашем он назывался Фединою рощею...»
Через всю усадьбу проходил глубокий овраг, часть которого превращена была в глубокий водоем, где поили скот, удили искусственно разведенную рыбу, купались. После пожара 1832 года, когда сгорело почти все сельцо, Достоевскими был построен деревянный флигель, куда и переселилась многочисленная семья.
В 1833 году была куплена соседняя усадьба Черемошня, которая граничила с Даровым, и Достоевские стали владельцами 500 десятин земли и 100 душ крепостных крестьян. Семья Достоевских приезжала сюда на летние месяцы. После смерти родителей Даровое принадлежало младшему брату Андрею Михайловичу Достоевскому, а затем его сестрам и их детям. Ф.М.Достоевский отказался от своей доли наследства в Даровом в 1844 году, получив в виде возмещения 500 рублей серебром.
По воспоминаниям Андрея Достоевского, всем детям в семье очень нравилось отдыхать в Даровом, и осенью им совсем не хотелось возвращаться в Москву. «И ничего в жизни я так не любил, как лес с его грибами и дикими ягодами, с его букашками и птичками, ежиками и белками, с его столь любимым мною сырым запахом перетлевших листьев...» В последний раз Федор отдыхал в Даровом в 1836 году. После переезда в Петербург и вступления во «взрослую жизнь» так беззаботно ему уже не удавалось проводить лето. Детские впечатления от встреч с настоящей русской деревней стали для него тем источником, который питал его творчество на протяжении всей жизни. В прозе Достоевского редко встречаются описания природы. Он был, безусловно, писателем-урбанистом. Но в его редких пейзажах чувствуется глубинная, прочувствованная связь с природой. В тяжелые минуты одиночества и отчаяния Достоевский вспоминал эпизоды своего недолгого общения с природой, переводя их в удивительно яркие и эмоциональные образы.
Рассказ «Маленький герой» Достоевский писал, находясь в Петропавловской крепости. Он не знал, что его ждет впереди, не представлял, так же, как и другие члены общества, арестованные «по делу Петрашевского», сколько ему суждено будет отбывать в заключении. Он почти не выходил из своей одиночки, но его рассказ буквально пронизан солнечным светом и радостью, а описания природы поражают свежестью, колоритом и ощущением сиюминутного присутствия: «На противоположном берегу косили сено. Я засмотрелся, как целые ряды острых кос, с каждым взмахом косца, дружно обливались светом и потом вдруг опять исчезали, как огненные змейки, словно куда прятались; как срезанная с корня трава густыми, жирными грудками отлетала в стороны и укладывалась в прямые, длинные борозды...» Влюбленность в природу, ощущение почвы, земли, всего живого, настолько сильно запечатлелись в душе Достоевского-ребенка в Даровом, что через 20 лет, оказавшись в камере и лишившись возможности видеть даже чахлую петербургскую природу, он легко и выразительно создает поразительный букет, который 11-летний герой его рассказа в восторге первого, плохо осознанного еще чувства, собирает для своей избранницы. В нем были перемешаны все полевые цветы и травы — шиповник, жасмин, васильки, колосья ржи, незабудки, колокольчики, гвоздики, анютины глазки, листья клена — все, что вспоминалось писателю из ранних встреч с природой. Тогда, в детстве, окружающая жизнь казалась безграничной. В Петропавловской крепости и природа была тюремной: «...мне опять позволили гулять в саду, в котором почти семнадцать деревьев. И это для меня целое счастье...»
Достоевский был убежден в высоком значении эстетического воздействия природы на душу человека. Знаменитый образ косых лучей солнца, часто встречающийся в его прозе, «клейкие листочки», о которых с таким трепетом говорит его герой-интеллектуал Иван Карамазов, земля, которую в упоении целует и обнимает Алеша, — эти символические знаки единения человека с природой были восприняты писателем в детстве.
Даровое и Черемошня связаны и с трагическими воспоминаниями. В июне 1839 года при обстоятельствах так до конца и не выясненных, в своем имении умер Михаил Андреевич Достоевский. Подозревали, что он был убит крепостными крестьянами. По официальной версии смерть наступила в результате апоплексического удара. Смерть отца произвела сильнейшее впечатление на Достоевского и нашла свое отражение в его произведениях, особенно в «Братьях Карамазовых», где тема отцеубийства является центральной и несомненно несет на себе отсвет семейной трагедии.
В поздние годы он не раз собирался навестить родные места, увидеть Даровое и его жителей. Удалось ему это сделать лишь в 1877 году. Жена Достоевского, Анна Григорьевна писала об этой поездке: «...муж посетил самые различные места в парке и окрестностях, дорогие ему по воспоминаниям, и даже сходил пешком (версты две от усадьбы) в любимую им в детстве рощу «Черемашню», именем которой он потом назвал рощу в романе «Братья Карамазовы». Заходил Федор Михайлович и в избы мужиков, своих сверстников, из которых многих он помнил. Старики и старухи и сверстники, помнившие его с детства, радостно его приветствовали, зазывали в избы и угощали чаем. Поездка в Даровое доставила много воспоминаний, о которых муж по приезде передавал нам с большим оживлением...»

В 20-е годы дом в Даровом, в котором уже не осталось никого из членов семьи Достоевских, был превращен в сельскую библиотеку. Мемориальные вещи были вывезены в Москву, на Божедомку, где создавался тогда первый музей Достоевского. В 1955 году в Даровом была создана «комната Достоевского», в которой экспонировались фотоматериалы, поступившие из московского музея. С 1974 года усадьба Даровое приобрела статус музея республиканского значения, а с августа 1990 года стала филиалом Зарайского историко-художественного музея. В настоящее время в сохранившемся флигеле, принадлежавшем Достоевским, размещена экспозиция, представляющая период их пребывания в Даровом. Сохранились старые постройки в Даровом и Черемошне, липовая аллея, фруктовый сад и пруд.

4. Литературно-мемориальный музей Ф.М.Достоевского в Кузнецке

В Кузнецке, небольшом уездном городе Томской губернии, находящемся в 500 верстах от Семипалатинска, Достоевский пробыл в общей сложности чуть больше двадцати дней. В Одигитриевской церкви Кузнецка 6 февраля 1857 года состоялся обряд венчания Федора Достоевского и Марии Исаевой. Двухлетняя, полная драматизма и страданий, история любви Достоевского и Марии, в Кузнецке была официально зарегистрирована. Из Кузнецка он уезжал в необычном для себя состоянии: в один день он стал мужем и отцом. Женившись на Марии, Достоевский взял на себя ответственность и за оставшегося от ее первого брака с Александром Исаевым шестилетнего сына Павла. Впервые после отъезда из родительского дома у Достоевского появлялась семья. Ему казалось, что теперь никогда уже он не будет одинок. Из всех сибирских городов, в которых пришлось бывать Достоевскому, Кузнецк единственный был отмечен радостью и ощущением настоящей свободы. Здесь Достоевский сам решал свою судьбу. Маленький, неприметный город не имел в его воспоминаниях конкретных очертаний, Достоевский ничего о Кузнецке не написал, он был для писателя значительным и притягательным лишь потому, что там жила любимая женщина, и именно с Кузнецком были связаны все его надежды на их будущую совместную жизнь. Но романтическая любовь Достоевского к Марии началась в Семипалатинске.
Всю жизнь Достоевский верил в свои предчувствия. Очень часто они оправдывались. Его творчество и жизнь так переплетались, что порой трудно определить, что было первичней — реальное событие в его жизни, художественно переработанное потом в романе, или — вымышленная ситуация его фантастической прозы, реализовывавшаяся позже в подлинной жизни... История его взаимоотношений с Марией Исаевой стала одним из таких сюжетов. В феврале1854 года, выйдя из Омского острога, Достоевский писал: «Эта долгая, тяжелая физически и нравственно, бесцветная жизнь сломила меня... Были ... у меня такие минуты, когда я ненавидел всякого встречного, правого и виноватого, и смотрел на них, как на воров, которые крали у меня мою жизнь безнаказанно...». Достоевский пересиливал в себе эти чувства, хотя иногда ему давалось это нелегко. Он понимал, что в таком состоянии жить невозможно: «Я в каком-то ожидании чего-то; я как будто все еще болен теперь, и кажется мне, что со мной в скором, очень скором времени должно случиться что-нибудь очень решительное, что я приближаюсь к кризису всей моей жизни, что я как будто созрел для чего-то и что будет что-нибудь, может быть тихое и ясное, может быть грозное, но во всяком случае неизбежное...» Через несколько месяцев «неизбежное» произошло. Весной он познакомился с семьей Александра Ивановича Исаева: «Бог послал мне знакомство одного семейства, которое я никогда не забуду. Это семейство Исаевых. Он имел место, очень недурное, но не ужился в нем и по неприятности вышел в отставку. Когда я познакомился с ними, он уже несколько месяцев как был в отставке и все хлопотал о другом каком-нибудь месте. Жил он жалованьем, состояния не имел.., мало-помалу они впали в ужасную бедность. Когда я познакомился с ними, они еще кое-как себя поддерживали. Он наделал долгов. Он жил беспорядочно, да и натура у него была беспорядочная. Страстная, упрямая, несколько загрубелая. А между прочим это была натура сильно развитая, добрейшая... Он был образован, он был несмотря на множество грязи, чрезвычайно благороден...» Достоевский начал почти ежедневно бывать у них. Но не пьющий Исаев интересовал писателя, а его жена, Мария Дмитриевна: «Это дама еще молодая, 28 лет, хорошенькая, очень образованная, очень умная, добра, мила, грациозна, с превосходным, великодушным сердцем. Участь эту она перенесла гордо, безропотно...» Недавний каторжник, привывкший к лишениям и одиночеству, неожиданно для себя встретил женщину, такую же одинокую, как и он, вынужденную жить в несчастливом браке с мужем-алкоголиком постоянно нуждаясь и принимая случайную помощь малознакомых людей... Неоднократно в творчестве Достоевского будут использованы трагические мотивы семейной жизни Исаевых — Мармеладов и Катерина Ивановна в «Преступлении и наказании», генерал Иволгин и ... в «Идиоте», штаб-капитан Снегирев и ... в «Братьях Карамазовых».
Достоевский не знал, как помочь Марии, сам он был тоже почти без средств. Но в свои 32 года он впервые по-настоящему полюбил. Его семипалатинский друг А.Врангель вспоминал: «Марии Дмитриевне было лет за тридцать; довольно красивая блондинка среднего роста, очень худощавая, натура страстная и экзальтированная. Уже тогда зловещий румянец играл на ее бледном лице, и несколько лет спустя чахотка унесла ее в могилу. Она была начитанна, довольно образованна, любознательна, добра и необыкновенно жива и впечатлительна. В Федоре Михайловиче она приняла горячее участие, приласкала его, не думаю, чтобы глубоко оценила его, скорее пожалела несчастного, забитого судьбою человека. Возможно, что даже привязалась к нему, но влюблена в него ничуть не была. Она знала, что у него падучая болезнь, что у него нужда в средствах крайняя, да и человек он «без будущности», говорила она. Федор же Михайлович чувство жалости и сострадания принял за взаимноую любовь и влюбился в нее со всем пылом молодости...»
Через год после знакомства с Достоевским Исаев получил новое назначение. В мае 1855 года его направили в Кузнецк. Отъезд Марии Дмитриевны Достоевский переживал трагически: «Отчаяние Достоевского было беспредельно, — описывал разлуку Достоевского и Марии Дмитриевны А.Врангель, — ему казалось, что все для него в жизни пропало... Достоевский рыдал, как ребенок». Вскоре пришла весть, что муж Марии, Александ Исаев умер. Она стала свободной. Достоевскому к этому времени вернули дворянское звание и все права, он получил чин унтер-офицера, то есть брак с Марией Дмитриевной становился реальностью. Но в жизни Марии возникло другое увлечение, на пути Достоевского встал молодой учитель Вергунов, преподающий в кузнецкой гимназии. Достоевский не мог представить себе окончательного разрыва: «Я погибну, если потеряю своего ангела: или с ума сойду, или в Иртыш!» Мария с Вергуновым была в Кузнецке, а Семипалатинск сплетничал — атмосферу провинциальных обывателей, с удовольствием передающих разные слухи, иронично передал потом Достоевский в «Дядюшкином сне». Он не хотел пассивно ждать развязки вдали от Марии и, рискуя своим положением, без ведома начальства все же вырвался на несколько дней в Кузнецк. После долгих объяснений, слез и уверений в любви, Достоевский и Мария Дмитриевна решили обвенчаться. Свидетелем со стороны Достоевского на свадьбе стал Николай Вергунов... Они прожили с Марией недолго. Через семь лет, в 1864 году, она умерла от чахотки. «Она любила меня беспредельно, я любил ее тоже без меры, но мы не жили с ней счастливо... Это была самая честнейшая, самая благороднейшая и великодушнейшая женщина из всех, которых я знал во всю жизнь. Когда она умерла — я хоть и мучился, видя как она умирает, хоть и ценил и мучительно чувствовал, что я хороню с нею, — но никак не мог вообразить, до какой степени стало больно и пусто в моей жизни...»
Кузнецк навсегда остался для Достоевского связанным с этими воспоминаниями. 18 мая 1980 года в Новокузнецке (так Кузнецк стал называться в наше время) на улице Достоевского в доме №40, который в 1855-57 гг. М.Д.Исаева снимала у портного М.Д.Дмитриева, был открыт филиал краеведческого музея -Литературно-мемориальный музей Ф.М.Достоевского. 1 марта 1991 года филиал получил статус самостоятельного учреждения культуры и дополнительное здание напротив мемориального дома. В основу литературной экспозиции легли кузнецкие события жизни Достоевского.Авторы концепции представляют их в триедином аспекте: событийном, творческом и философском. Экспозиция музея, разрывая житейский ритм времени, показывает «кузнецкую коллизию» писателя в ее вневременном, вечном значении.

5. Музей-квартира Ф.М.Достоевского (филиал Государственного Литературного музея) в Москве

30 октября 1821 года в квартире на Божедомке при Московской Мариинской больнице для бедных, штаб-лекарем которой служил Михаил Андреевич Достоевский, Мария Федоровна Достоевская родила сына Федора. Будущий писатель прожил в этом доме до мая 1837 года, когда по воле отца вместе со старшим братом Михаилом был отправлен в Петербург.
С Москвой связаны все первые, самые радостные впечатления Достоевского — нежная любящая мать, семейные чтения, братья и сестры, с которыми его связывала настоящая дружба, совместные прогулки по городу, посещения церквей, праздники, ярмарки, первые книги, знакомство с театром. Картины детства останутся в его памяти на всю жизнь: «Без святого и драгоценного, унесенного в жизнь из воспоминаний детства, не может и жить человек... Воспоминания эти могут быть даже тяжелые, горькие, но ведь и прожитое страдание может обратиться впоследствии в святыню для души. Человек и вообще так создан, что любит свое прожитое страдание...» Один из любимых героев Достоевского, Алеша Карамазов, в своем заключительном слове в финале романа «Братья Карамазовы» выразил сокровенные мысли самого автора: «Ничего нет выше и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное еще из детства, из родительского дома. <...> Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасен человек на всю жизнь. И даже если и одно только хорошее воспоминание при нас останется в нашем сердце, то и то может послужить когда-нибудь нам во спасение...»
Присутствие Москвы ощущается во многих произведениях Достоевского. Но чаще всего московские события происходят «за кадром» — некоторые герои Достоевского провели в Москве свое детство, другие — уезжают в Москву на какое-то время. В романе обычно это лишь упоминается, действие в Москву не переносится. Москва навсегда осталась «далекой родиной» Достоевского. Вновь и вновь он возвращался в этот город, иногда по несколько раз в год. После сибирского острога и ссылки Достоевский хотел жить в Москве. Все его письма этого периода заканчивались выражением надежды на возвращение в Москву. Но в Петербурге жил его брат Михаил, с которым он собирался осуществлять свои новые литературные проекты. Судьба опять вела его в Петербург...
Последний раз Достоевский оказался в Москве за полгода до смерти. На торжествах, посвященных открытию памятника Пушкину он прочел свою знаменитую речь о поэте, ставшую своего рода духовным завещанием писателя.
Впечатление от этого чтения было исключительное: «Наконец я начал читать: прерывали решительно на каждой странице, а иногда и на каждой фразе громом рукоплесканий. Я читал громко, с огнем. <...> Когда же я провозгласил в конце о всемирном единении людей, то зала была как в истерике, когда я закончил — я не скажу тебе про рев, про вопль восторга: люди незнакомые между публикой плакали, рыдали, обнимали друг друга и клялись друг другу быть лучшими, не ненавидеть впредь друг друга, а любить. Порядок заседания нарушился: все ринулось ко мне на эстраду...»
В 1837 году Достоевский уезжал из Москвы никому неизвестным юношей, в 1880-м ее оставлял Великий писатель, которому рукоплескал весь город.
11 ноября 1928 года в северном флигеле бывшей Мариинской больницы для бедных, в котором в 20-30-е годы прошлого века находилась квартира Достоевских, был открыт первый Музей Ф.М.Достоевского. Основой для создания музея послужили поступившие от потомков писателя А.А.Достоевского, М.В.Савостьяновой, А.М.Лениной собрания семейных меморий: книг, портретов, предметов быта. Из дома Достоевских в деревне Даровое была передана часть принадлежавшей родителям писателя мебели. В 1930-е годы музей пополнился материалами из уникальной по полноте и ценности коллекции вдовы писателя Анны Григорьевны Достоевской. Мемориальная квартира ни разу не подвергалась перестройке, а в 1979-1982 гг. после ремонтно-реставрационных работ были реконструированы и прилегающие к ней помещения. Интерьеры квартиры были воссозданы по воспоминаниям младшего брата Достоевского, Андрея Михайловича, который очень подробно описал проведенные вместе со старшими братьями годы в доме родителей:
«... отец наш, уже семейный человек, имевший в то время 4-5 человек детей, пользуясь штаб-офицерским чином, занимал квартиру, состоящую, собственно, из двух чистых комнат, кроме передней и кухни. При входе из холодных сеней, как обыкновенно бывает. Помещалась передняя в одно окно (на чистый двор). В задней части этой довольно глубокой передней отделялось, помощию дощатой столярной перегородки, не доходящей до потолка, полутемное помещение для детской. Далее следовал зал, довольно поместительная комната о двух окнах на улицу и трех на чистый двор. Потом гостиная в два окна на улицу, от которой тоже столярною дощатою перегородкою отделялось полусветлое помещение для спальни родителей. Вот и вся квартира! Впоследствии, уже в 30-х годах, когда семейство родителей еще увеличилось, была прибавлена к этой квартире еще одна комната с тремя окнами на задний двор <...> Кухня, довольно большая, была расположена особо, через холодные чистые сени. <...>
Обстановка квартиры была тоже очень скромная: передняя с детской были окрашены темно-перловою клеевою краскою; зал — желто-канареечным цветом, а гостиная со спальной — темно-кобальтовым цветом. Обои бумажные тогда еще в употреблении не были. Три голландские печи были громадных размеров и сложены из так называемого ленточного изразца (с синими каемками). Обмеблировка была тоже очень простая. В зале стояли два ломберных стола (между окнами) <...>. Далее помещался обеденный стол на средине залы и дюжины полторы стульев березового дерева под светлою политурою и с мягкими подушками из зеленого сафьяна (клеенки для обивки мебели тогда еще не было. Обивали же мебель или сафьяном или волосяною материею). В гостиной помещался диван, несколько кресел, туалет маменьки, шифоньер и книжный шкаф. <...> Гардин на окнах и портьер при дверях, конечно, не было; на окнах же были прилажены простые белые коленкоровые шторы без всяких украшений...»

6. Омский государственный литературный музей Ф.М.Достоевского

В конце 40-х годов Достоевский собирался поехать за границу: «Сколько раз мечтал я, с самого детства, побывать в Италии. Еще с романов Радклиф, которые я читал еще восьми лет, разные Альфонсы, Катарины и Лючии въелись в мою голову. А дон Педрами и доньями Кларами еще и до сих пор брежу. Потом пришел Шекспир — Верона, Ромео и Джульетта — черт знает какое было обаяние. В Италию, в Италию! А вместо Италии попал в Семипалатинск, а прежде того в Мертвый дом...» Слишком часто вопреки своим намерениям, Достоевский оказывался в другом месте. Он любил Даровое, но осенью всех детей везли обратно в Москву. Хотел жить в Москве и учиться в университете, но отец отправил его в Петербург. Он привык к Петербургу, с которым была связана его писательская карьера, но за чтение одного лишь запрещенного текста, был чудовищно наказан и 4 года отбывал каторгу и около 6-ти был в ссылке. Его формула «нет ничего фантастичнее действительности» постоянно реализовывалась, действительность становилась трагическим фарсом. Событийная канва вмешивалась в жизнь Достоевского, но и закованный в кандалы, лишенный свободы и уединения, так необходимых ему для творчества, Достоевский смог сохранить не только свой писательский дар, но и любовь к людям. Так случалось, что каждый раз в трагический момент судьбы Достоевский формулировал свое жизненное кредо. В 19 лет, узнав о смерти отца, он писал в письме брату: «Человек есть тайна. Ее нужно разгадать, и если будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком...» Через 10 лет, отправляясь на каторгу, Достоевский чуть расширил свою задачу: «жизнь везде жизнь, жизнь в нас самих, а не во внешнем. Подле меня будут люди, и быть человеком между людьми и остаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях, не уныть и не пасть — вот в чем жизнь, в чем задача ее...»
В Рождественскую ночь 1849 года Достоевский из Петербурга по этапу был отправлен в Сибирь. Четыре года ему суждено было провести в Омском остроге: «Все четыре года я прожил безвыходно в остроге, за стенами, и выходил только на работу. Работа доставалась тяжелая <...>, и я, случалось, выбивался из сил, в ненастье, в мокроту, в слякоть или зимою в нестерпимую стужу. <...> Жили мы в куче, все вместе, в одной казарме. Вообрази себе старое, ветхое, деревянное здание, которое давно уже положено сломать и которое уже не может служить. Летом духота нестерпимая, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили. Пол грязен на вершок, можно скользить и падать. Маленькие окна заиндевели, так что в целый день почти нельзя читать. На стеклах на вершок льду. С потолков капель — все сквозное. Нас как сельдей в бочонке... <...> Спали мы на голых нарах, позволялась одна подушка. Укрывались коротенькими полушубками, и ноги всегда всю ночь голые. Всю ночь дрогнешь. Блох, вшей и тараканов четвериками. <...> Прибавь ко всем этим приятностям почти невозможность иметь книгу, что достанешь, то читать украдкой, вечную вражду и ссору кругом себя, брань, крик, шум, гам, всегда под конвоем, никогда один, и это четыре года без перемены...»
Каторжные годы казались Достоевскому страшным сном, о себе он писал, как о «камне отброшенном», «ломте отрезанном»: «...те 4 года считаю я за время, в которое был похоронен живой и закрыт в гробу. <...> Это было страдание невыразимое, бесконечное, потому что всякий час, всякая минута тяготела как камень у меня на душе. Во все 4 года не было мгновения, в которое бы я не чувствовал, что я в каторге...»
В Омске писателю впервые пришлось длительное время жить одной жизнью с народом. Он работал на кирпичном заводе, обжигал и толок алебастр, трудился в инженерной мастерской, разгребал снег на улицах города. Писать в остроге было запрещено, поэтому основной творческой работой Достоевского в Омске было обдумывание своих будущих романов. Разнообразного материала вокруг было бесконечно много. Первым произведением, вобравшим в себя весь четырехлетний опыт каторги, стал роман, непосредственно посвященный теме русской тюрьмы, «Записки из Мертвого дома». Ни один город, в котором жил писатель, не получил такого подробного исследования и описания, как Омск.
Часто в остроге ему становилось невыносимо тяжело. Вернувшись в обычную жизнь он не любил вспоминать эти годы. В 1876 году в «Дневнике писателя», Достоевский признавался: «Мне и теперь иногда снится это время по ночам, и у меня нет снов мучительнее». Его собственная жизнь стала для него материалом для исследования. В остроге он вспоминал жизнь предыдущую, через 15 лет после возвращения из Сибири — анализировал духовный опыт каторги. В размышлениях о нравственной силе русского народа Достоевский вспомнил один эпизод из острожной жизни, когда он особенно устал от безобразных в пьяном разгуле соседей-каторжан, и, как обычно, решил мысленно «вернуться в детство». Он «пробрался на свое место, против окна с железной решеткой, и лег навзничь, закинув руки за голову и закрыв глаза...» В этот раз ему «вдруг припомнилось почему-то одно незаметное мгновение». В Даровом, оказавшись один в густом кустарнике, 9-летний Федор услышал чей-то крик: «Волк бежит!» Напуганного мальчика успокоил мужик Марей, пашущий на поле. «Встреча была уединенная, в пустом поле, и только Бог, может, видел сверху, каким глубоким и просвещенным человеческим чувством и какою тонкою, почти женственною нежностью может быть наполнено сердце иного грубого, зверски невежественного крепостного русского мужика...» Мимолетный, незначительный для взрослого сознания, эпизод с мужиком Мареем для Достоевского-ребенка стал сильным душевным потрясением. На каторге он помог ему выжить и не утратить веры в свой народ: «Помню, я вдруг почувствовал, что могу смотреть на этих несчастных совсем другим взглядом и что вдруг, каким-то чудом, исчезла совсем всякая ненависть и злоба в сердце моем...»
В Омске Достоевский жил за плотным тюремным забором: «Случалось, посмотришь сквозь щели забора на свет божий: не увидишь ли хоть чего-нибудь? — и только и увидишь, что краешек неба да высокий земляной вал, поросший бурьяном, а взад и вперед по валу, день и ночь расхаживают часовые; и тут же подумаешь, что пройдут целые годы, а ты точно так же пойдешь смотреть сквозь щели забора и увидишь тот же вал, таких же часовых и тот же маленький краешек неба, не того неба, которое над острогом, а другого, далекого, вольного неба...» А когда Достоевский ощущал несвободу, не только внешнюю, как в остроге, но и внутреннюю — как было во время его вынужденного пребывания в Европе, или — в Петербурге, когда со всех сторон атаковали кредиторы, и он должен был подписывать кабальные договоры, — он начинал воспринимать окружающий мир довольно мрачно. Омск ассоциировался у него с понятием «тюрьма», поэтому он ему не мог нравиться: «Если б не нашел здесь людей, я бы погиб совершенно...»
К счастью, рядом с Достоевским всегда оказывались благородные люди, принимавшие деятельное участие в его судьбе. В Омске ими были военные и некоторые чиновники Главного управления Западной Сибири. Особое внимание уделял Достоевскому Алексей Федорович де Граве — комендант Омской крепости, который старался оградить писателя-арестанта от тяжелых работ и пытался облегчить его положение.
В остроге, столкнувшись с преступным миром, Достоевский осознал многие отвлеченные понятия — интеллигенция и народ, преступление и наказание, свобода и ее границы, проблемы сильной личности... Все его последующее творчество было посвящено осмыслению этих «вечных вопросов». Здесь, на берегу Иртыша, писатель жил, не теряя надежды на освобождение. Ожидание нового будущего было основным его состоянием на каторге. Свои чувства писатель передаст герою «Преступления и наказания» Родиону Раскольникову: «День опять был ясный и теплый. Ранним утром, часов в шесть, он отправился на работу, на берег реки, где в сарае устроена была обжигательная печь для алебастра и где толкли его. <...> Раскольников <...> сел на складенные у сарая бревна и стал глядеть на широкую и пустынную реку. С высокого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега чуть слышно доносилась песня. Там, в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты. Там была свобода и жили другие люди, совсем не похожие на здешних, там как бы самое время остановилось, точно не прошли еще века Авраама и стад его. Раскольников сидел, смотрел неподвижно, не отрываясь; мысли его переходили в грезы, в созерцание...»
Одно из старейших зданий Омска – дом, построенный в 1799 г. для комендантов Омской крепости. В июле 1859 г. в этом доме, в гостях у последнего коменданта, А.Ф.де Граве, побывал Ф.М.Достоевский. 28 января 1983 г. здесь был открыт Литературный музей им. Ф.М.Достоевского, который поначалу существовал как филиал Омского государственного исторического и литературного музея, но в 1991 г. получил самостоятельность. Музей в целом посвящен истории литературы Сибири. Однако центральная часть его экспозиции посвящена Ф.М.Достоевскому, и прежде всего – омскому периоду его биографии (1850-1854). Размещается этот раздел экспозиции в большом зале, служившем в доме де Граве гостиной. В экспозиции рассказывается о сибирском периоде жизни Достоевского, представлены первое издание «Записок из Мертвого дома», номера журналов «Время», «Отечественные записки», «Русский вестник» с первыми публикациями романов Достоевского и другие материалы.

7. Литературно-мемориальный музей Ф.М.Достоевского в Семипалатинске

Ровно через четыре года Достоевский вышел из Омского острога, а 2 марта 1854 года был зачислен рядовым в 1-ю роту Сибирского 7-го линейного батальона в Семипалатинске. Начался следующий период жизни писателя — ссылка и солдатская служба. «Выйдя из моей грустной каторги, я со счастьем и надеждой приехал сюда. Я походил на больного, который начинает выздоравливать после долгой болезни и, быв у смерти, еще сильнее чувствует наслаждение жить в первые дни выздоровления. Надежды было у меня много. Я хотел жить...» Однажды чувство «воскресенья из мертвых». Достоевский уже испытал, когда вместе с друзьями стоял на Семеновском плацу и готовился к смертной казни, которую по сценарию Николая I внезапно заменили каторгой и пожизненной ссылкой. «Жизнь — дар, жизнь — счастье», — писал 27-летний писатель, отправляясь в Сибирь. Тот подарок судьбы был неожидан, этого он ждал 4 года, ежедневно считая пали на заборе омской тюрьмы. Он не жалел пропавших лет: «Вечное сосредоточение в самом себе, куда я убегал от горькой действительности, принесло свои плоды». Достоевский учился принимать жизнь спокойно: «Бывши в таких передрягах, как я, выживешь наконец несколько философии». Еще в детстве его поразила Книга Иова, навсегда ставшая для него Главной. После каторги из Семипалатинска Достоевский писал: «Мне кажется, что счастье в светлом взгляде на жизнь и в безупречности сердца, а не во внешнем».
Семипалатинские годы — это время возвращения Достоевского к литературному труду. Он снова мог писать: «На душе моей ясно. Вся будущность моя, и все, что я сделаю, у меня, как перед глазами. Я доволен своей жизнью». Но работа шла нелегко, много времени отнимала солдатская служба. Достоевский ненавидел муштру и смотры еще в Военно-инженерном училище. Через полгода после окончания училища он подал в отставку, надеясь больше никогда не служить. В Семипалатинске же ему опять пришлось надеть форменную одежду. «Солдатство не шутка, ...солдатская жизнь со всеми ее обязанностями солдата не совсем-то легка для человека с таким здоровьем и с такой отвычкой или, лучше сказать, с таким полным ничегонезнанием в подобных занятиях. Чтоб приобрести этот навык, надо много трудов. Я не ропщу; это мой крест...» Выйдя из острога и оставшись в Омске на месяц, Достоевский познакомился с офицером казахом Чоканом Валихановым. Это был блестящий и отважный человек, ученый-этнограф, фольклорист, путешественник. Достоевский встречался с Валихановым и в Семипалатинске. Он оценил высокие дарования своего нового друга: «… Не великая ли цель, не святое ли дело быть чуть ли не первым из своих, который бы растолковал в России, что такое Степь, ее значение и Ваш народ относительно России, и в то же время служить своей родине просвещенным ходатайством за нее у русских. Вспомните, что Вы первый киргиз – образованный по-европейски вполне. Судьба же вас сделала вдобавок превосходнейшим человеком, дав вам и душу, и сердце…»
Сблизился в эти годы Достоевский и со знаменитым географом П.П.Семеновым (впоследствии Тын-Шанским).
Большое значение имела для ссыльного писателя дружба с бароном А.Е.Врангелем, который прибыл из Петербурга в Семипалатинск в 1854 году в качестве нового окружного прокурора. Он знал Достоевского как автора романа «Бедные люди». Скоро они стали близкими друзьями. «Александр Егорович <...> человек очень молодой, с прекрасными качествами души и сердца, приехавший в Сибирь прямо из лицея с великодушной мечтой узнать край, быть полезным и т.д. Он служил в Семипалатинске; мы с ним сошлись, и я полюбил его очень...»
Два года, пока Врангель жил в Семипалатинске, они с Достоевским общались почти ежедневно. Врангель оставил интересные воспоминания о мало описанном семипалатинском периоде жизни писателя. В биографии Достоевского Семипалатинск был городом перемен — Достоевский ждал амнистии, верил, что скоро сможет вернуться в Россию. В его текстах почти нет описаний этого сибирского города. Лишь иногда он делал небольшие зарисовки: «Климат здесь довольно здоров, здесь уже начало киргизской степи. Город довольно большой и людный. Азиатов множество. Степь открытая. Лето длинное и горячее, зима короче, чем в Тобольске и в Омске, но суровая. Растительности решительно никакой, ни деревца — чистая степь...» С описания Семипалатинска начинается роман «Записки из Мертвого дома»: «В отдаленных краях Сибири, среди степей, гор или непроходимых лесов, попадаются изредка маленькие города, с одной, много с двумя тысячами жителей, деревянные, невзрачные, с двумя церквами — одной в городе, другой на кладбище, — города похожие более на хорошее подмосковное село, чем на город...» В повести «Дядюшкин сон», события которой разворачиваются в Семипалатинске, дана похожая короткая характеристика: «По улицам, обставленным маленькими, враставшими в землю домишками, ожесточенно лаяли собаки, которые в провинциальных городах разводятся в ужасающем количестве...»
Наверно, Достоевский и Врангель обменивались своими впечатлениями о городе, потому что Врангель, описывая Семипалатинск, обращает внимание на те же детали: «Семипалатинск в то время был ни город, ни деревня, а нечто среднее. Одноэтажные, бревенчатые, приземистые домишки, бесконечные заборы, на улице ни одного фонаря, ни сторожей, ни одной живой души, и если бы не отчаянный лай собак, город показался бы вымершим. Он кишел собаками, которые охраняли жителей и исполняли санитарную часть...»
В Семипалатинске Достоевский поменял четыре адреса. Около месяца он жил в казармах с солдатами, потом — поселился в доме на окраине города: «Хата Достоевского находилась в самом безотрадном месте. Кругом пустырь, сыпучий песок, ни куста, ни дерева. Изба была бревенчатая, древняя, скривившаяся на один бок, без фундамента, вросшая в землю, и без единого окна наружу, ради опасения от грабителей и воров. <...> У Достоевского была одна комната, довольно большая, но чрезвычайно низкая; в ней царствовал всегда полумрак. Бревенчатые стены были смазаны глиной и когда-то выбелены; вдоль двух стен шла широкая скамья. На стенах там и сям лубочные картинки, засаленные и засиженные мухами. У входа налево от дверей большая русская печь. За нею помещалась постель Федора Михайловича, столик и, вместо комода, простой дощатый ящик. Все это спальное помещение отделялось от прочего ситцевою перегородкою. За перегородкой в главном помещении стоял стол, маленькое в раме зеркальце. На окнах красовались горшки с геранью и были занавески, вероятно когда-то красные. Вся комната была закопчена и так темна, что вечером с сальною свечою — стеариновые тогда были большою роскошью, а освещения керосином еще не существовало — я еле-еле мог читать. Как при таком освещении Федор Михайлович писал ночи напролет, решительно не понимаю. Была еще приятная особенность его жилья: тараканы стаями бегали по столу, стенам и кровати, а летом особенно блохи не давали покоя, как это бывает во всех песчаных местностях»
Весну-лето 1855 года писатель провел вместе с Врангелем на даче «Казаков сад», а в 1857 году после женитьбы на Марии Исаевой снял квартиру в доме почтальона Ляпухина. 7 мая 1971 года в сохранившемся деревянном доме почтальона Ляпухина, в котором Достоевский снимал квартиру в 1857-59 годах, был открыт Музей Достоевского. В 1976 году к старому дому по проекту московского архитектора В.Ф.Власова была сделана современная пристройка. В архитектуру здания была заложена идея памятника-книги. Двухэтажное каменное строение имеет две стороны ломанных стен, как бы сложенных из полуоткрытых книг. Стены здания оформлены композициями «Кабинет писателя» и «Петербург Достоевского» (художники В.Гукасов, С.Широков, В.Одноколкин). У входа установлены бронзовая скульптура «Ф.Достоевский и Ч.Валиханов» (скульптор Д.Г.Элбакидзе).
В образный ряд литературной экспозиции включены монументальные росписи «Кровь», «Пот», «Слезы», «Приобщение» (художник Г.В.Козлитин), представляющие наиболее драматические сюжеты биографии писателя и его героев. Центром экспозиции является композиция «Мертвый дом». Рельефные портреты каторжан, проступающие из стилизованной деревянной решетки, представляют разноликий мир каторги, соединяющей в себе святость и зверство, высокую духовность и обнаженный цинизм. Интерьеры мемориальной квартиры в основном восстановлены по воспоминаниям З.Сытиной, жительницы Семипалатинска:
«Памятен мне домик, где жил Достоевский в городе Семипалатинске. Он состоит из четырех комнат: первая маленькая комната была столовой, рядом спальня, налево из первой комнаты гостиная — большая угловая комната, а из гостиной налево дверь в кабинет. Меблированы комнаты были просто, но очень удобно: в гостиной диван, кресла и стулья были обиты тисненым дорогим ситцем, с красивыми букетами, перед диваном стоял стол, а возле кабинетной двери налево диванчик в виде французской буквы S и несколько маленьких столиков. У углового окна стояло кресло, на котором любил сидеть Федор Михайлович, и близ окна куст волкамерии в деревянной кадочке. На окнах и дверях висели занавеси; в остальных комнатах также было убрано мило, просто и уютно». В этот дом Достоевский переехал, вернувшись из Кузнецка, где он был обвенчан с Марией Исаевой.
© «Новая литературная сеть», info@fdostoevsky.ru
при поддержке компании Web-IT